Целый ряд моделей объективов «Эра» был выпущен в СССР для микрофмльмирующих установок. Объективы «Эра», в том числе Эра-6 — построены по оптической схеме несимметричного полускленного анастигмата из 6 линз в 5 группах. В зависимости от ширины пленок, на которые производилась пересъемка оригиналов (пленки 16, 35, 70 мм), величина фокусного расстояния объективов варьировала от 105 мм (Эра-7) до 150 мм (Эра-13). Максимальное значение диафрагм от 2.8 до 4.5. Эти объективы отличаются высокой резкостью, контрастностью и близким к нулю виньетированием.

Для использования этой оптической схемы в 35 мм зеркалках у базовой схемы был удлинен рабочий отрезок. Созданный на Красногорском заводе светосильный штатный объектив получил название «Эра-6» 50/1.5 (дырка почти 1.4! Кстати, реальная светосила лейтцевского Summilux-М 50/1.4 составляет тоже 1.5: по данным журнала «Popular Photography», стр. 49, №8, 1994). Он Выпускался как сменный объектив для камер с посадочным креплением М 42 х 1 в двух модификациях: Эра-6М и Эра-6А (последний также имеет крепление к камере 42х1, но хвостовик легко съемный для замены на адаптеры: М 39х1 и др.

Про этот объектив я узнал в конце 80-х, когда, приобретя «Зенит-12хр«, только начал осознанно заниматься фотографией. В одном из магазинов, торгующих подержанной фотоаппаратурой, познакомился с Владимиром Сошниковым (издательство ИМА-пресс). Это было первое, правда шапочное, знакомство с профессионалом. Похвалив моё стремление к повышению мастерства и приобретенный МС Зенитар 50/1.9, он сказал: «А лучше, если вы купите Эру-6. Хороший объектив!» И, оставив визитку, удалился. После этого я неоднократно слышал весьма лестные отзывы об этой «линзе» и, даже, пару раз видел черно-белые фотографии снятые ей (в полигафическом исполнении и натуральном виде). Качество было очень хорошим.

Импортной аппаратуры у меня тогда не было, да и она была она еще труднодоступна. Хотелось приобрести резьбовой светосильный объектив отличного качества. Я стал искать «Эру» в московских сэконд-хэндах, на барахолке в Измайлово, в других городах. Большая часть продавцов даже не знали, что это такое за «Эра». Знающие, разводили руками — знаем что такое есть, но никогда даже не видели (или вариант: «был один такой объектив у нас три года назад»). В общем, этот объектив превратился в легенду: можно услышать, но нельзя осязать.

Минуло почти двадцать лет (как у Дюма). Как-то, зайдя в редакцию «Фотокурьера» я увидел на полке «Эру-6». Вообще, мои сложные чувства можно назвать удивлением. Думал, что так и не придётся увидеть эту раритетную модель отечественного объективостроения (рис. 1). Ожившая легенда! Думаю, что читателям понятно мое желание опробовать объектив в практической съемке.

Эра-6
Оказалось, И. Семикопов уже произвел им пробную съёмку. Он сказал: «Объектив весьма достойный: резкий и удовлетворительно рисует зоны нерезкости, контраст у него весьма умеренный. Видны детали в тенях, но ничего особенного.» Контрольные фотографии 15 х 21 см, по контрастности оставляющие желать лучшего, были отсняты в помещении на новую версию Fuji 800. Пленка хорошая (лучше, чем Kodak Extrapress 800), но со своими «приколами». даже при лёгкой недодержке (а реальная чувствительность немного ниже номинала) плёнка дает пастельную цветопередачу и пониженный контраст. Я заспорил с автором контролек о причине пониженного контраста на его снимках. В результате, мне было предложено провести съемку на любую пленку для того, чтобы убедится в собственном заблуждении.

Итак, в руки мне попал довольно «заслуженный’ экземпляр с лёгкими потёртостями на корпусе, клинящим механизмом прыгающей диафрагмы, сорванными шлицами винтов (бывал в ремонте), но с чистой оптикой.

Первая тестовая съёмка дала прекрасные цветные негативы и я решил продолжить испытания возможностей объектива на слайд и на ч/б.
Оптическая схема Эры-6 приведена на Рис.2.

Эра-6

Это шестилинзовый пятикомпонентный несимметричный полусклеенный анастигмат, как и его репродукционные прототипы. Склеены в один компонент находящиеся за диафрагмой 3-я и 4-я линзы. Угол поля зрения 45 гр. Оптические характеристики, указанные в справочниках, высокие. Объектив по внешнему дизайну похож на массовые модели Гелиос 44М-4,5,6,7. Большой блестящий металлом переключатель режима привода диафрагмы (ручной/авто) справа от шкалы диафрагм придает ему сходство с первой моделью Зенитара 50/1.7. В отличие от Зенитаров — «полтинников», «Эра-6М» не имеет конструктивной бленды.Передний край оправы выступает над краями передней линзы примерно на 5 мм. Передняя линза сильно выпуклая по сравнению Зенитаром, Панколаром (производства ГДР) и другими штатниками с «дыркой» 1.7-2.0 Однако передняя линза «Эры» не выходит за линию поверхности её крепежного кольца и конструктивно достаточно хорошо защищена.

Никаких надписей на корпусе о наличии многослойного просветления нет. Исследованный экземпляр «Эры» № 800074, судя по его способности к бликообразованию и светорассеянию в сложных световых условиях, действительно не МС. Для 80-х годов ХХ века отсутствие многослойки на оптике такого класса выглядит нонсенсом.
Задняя линза большого диаметра — 32.5 мм. Её поверхность почти плоская. Длина объектива (без крышек) при наводке на бесконечность — 53.5 мм, при наводке на минимальную дистанцию фокусировки длина увеличивается до 59.5 мм.

Наибольший диаметр объектива 65 мм. В статье В. Федая «Объективы с маркой КМЗ» (журнал «Фотография», №№9-10, 1992) указано, что наибольший диаметр оправы 70 мм, а длина объектива без крышек 66 мм. Возможно было выпущено несколько модификаций, различающихся деталями конструкции оправы, наличием конструктивной бленды и пр. (все партии этого объектива были опытные). Минимальная дистанция фокусировки, обозначенная на корпусе — 0.5м. Однако, согласно информации изложенной в упомянутой статье В. Федая,  ближайший предел фокусировки составляет 45 см. На нашем экземпляре измеренная минимальная дистанция фокусировки (до плоскости пленки) — 49.2 см. При этом, расстояние от плоскости наводки до переднего края оправы составляет 39.7 см. В этой же статье приводится масса объектива 370 г. Вес нашего экземпляра «Эры» без крышек 365 г, с крышками — 380 г.

Резьба под светофильтр 58 х 0.75 мм. Угол поворота кольца наводки на резкость от бесконечности до 0.5 м около 150 градусов. Это не много и не мало: удобно при точной фокусировке на близкие предметы и не слишком большой угол для быстрой перефокусировки с ближнего плана на бесконечность (не требуется отрывать пальцы от фокусировочного кольца). В общем, сделано эргономично. Дистанции шкалы наводки на резкость от 0.5 до 1 м даны через 10 см. далее на корпусе объектива обозначены 1.2, 1.5, 2, 3, 5, 10м и бесконечность. Шкала глубины резкости приведена для значений диафрагмы 16, 11, 8, 5.6, 4 (рис. 1). Имеется поправка фокуса для съёмки на инфракрасную пленку.
Диафрагма 6-и лепестковая. Чернение внутренних элементов и лепестков диафрагмы несколько лучше, чем у Гелиоса — 44М и МС Зенитара 50/1.9, но, как говорится, оставляет желать… Лепестки всё же темнее стандартной серой карты и имеют какой-то графитовый блеск.

Они светлее других металлических внутренних деталей, различимых сквозь линзы.
Перед описанием оптических свойств объектива мне хотелось уделить пару абзацев особенностям национального определения фотографической разрешающей силы (ФРС). для тестирования ФРС (в дальнейшем просто — разрешение) объективов в СССР использовалась пленка КН-1 и КН-2, предназначенная для съемки кино и содержащая в эмульсии сферические кристаллы галогенидов серебра (при просмотре 24 кадров в секунду зернистость изображения нашей зрительной системой не регистрируется). Проявление кинопленок с тестовой съёмкой осуществлялось в проявителе Стандартный №2, который не дает мелкого зерна на таких фотоматериалах. Ещё бы — 5.75 г Na2СО3 в ментоловый проявитель: D-23, только соды добавить и KBr (метол при рН=7 работает лучше и чище, чем в щёлочной среде).

Зачем столько соды для определения фотографической разрешающей силы? Какое уж там разрешение, одна светочувствительность. Был же разработан специально для плёнок КН и НК, на которых проводится тестирование объективов, проявитель Стандартный №5 (к 1.6 г метола и 2 г гидрохинона для создания щелочности и активации гидрохинона полагается только 2 г буры и 0.5 г KBr для подавления вуали). Из-за принятой методики значение разрешения, указываемое в документации, заметно снижалось (возможно процентов на 15, или больше). Поэтому, при сравнении значений разрешения отечественных объективов из справочников, со значениями разрешения импортной оптики из зарубежных журналов счёт получался «не в нашу пользу».

Плоские кристаллы галогенида серебра, в отличие от сферических, меньше агрегируют. В результате зернистость современных материалов меньше. Использование для сенсиметрии отечественной оптики современных пленок с плоскими кристаллами (например, Tmax-100, или ФН-64, ФН-100) повысит значения разрешения.
В отечественных справочниках указаны разрешение по центру кадра (круг радиусом чуть меньше 4 мм), а после косой черты наименьшее разрешение «по полю». Как правило, это уже совсем не «поле». Полем кадра называется пространство межцу окружностями радиусом 4 и 18 мм. Так вот разрешение для поля почти нигде не приводится. Иногда, в справочниках указывается более правильное пояснение для значения разрешения после косой черты — «край поля».

Под краями поля понимается часть кадра удалённая на 19 мм по диагонали от его геометрического центра. Половина диагонали кадра 24 х 36 мм составляет 21.63 мм. А мира, расположенная в 19 мм от центра, находится практически в углу кадра. Это соответствует английскому понятию «cornes». В зарубежной сенситометрии нет понятий «поле кадра», но есть понятие край кадра (edge), что не есть «угол». Но чаще в тестах указываются наибольшее и наименьшее разрешение для кадра: «центр»/»углы» (center/corner).

В действительности, как я понимаю, и мы и они измеряем примерно в тех же участках кадра. Так что, в этом отношении, результаты измерений почти репрезентативны. В заводском же паспорте отечественных объективов вторым значением разрешения указывается наименьшее допустимое разрешение вне центра и вне экстремально угловых точек — будь оно с самого края (19 мм) или ближе к центру — например, на расстоянии 10 мм по диагонали от центра (такое тоже бывает).

Резкость. По техническим условиям завода-изготовителя «Эра-6» имеет фотографическую разрешающую силу (ФРС) при полностью открытой диафрагме (в парах линий, центр/край) не ниже 45/22 мм-1 (у Ai-S Nikkor 50/1.4 — 45/25 мм-1). Это весьма неплохой резкостной показатель, учитывая существовавшую специфическую методику его определения в нашей стране.

Р. Ильнский и А. Шеклеин, ссылаясь на ведущего конструктора фотооптики Д. С. Волосова, приводят в своей статье таблицу. В ней указано, что удовлетворительным качеством изображения обладает оптика с разрешением 30-45 лин/мм-1 в центре и 20 лии/мм-1 по краю поля, при разрешении более 50 лин/мм-1 в центре и больше 35 мм-1 по краю кадра качество изображения оценивается как «отличное» («Фотография», №№11-13, с. 38, 1993). По процитированной таблице Д. С. Волосова «Эра-6» бесспорно относится к категории объективов обеспечивающих очень хорошее качество изображения.

Правда, согласно энциклопедическому справочнику «Фотография» (под редакцией: Боярова П. И., Трачун А. И., Шеклеина А. В.; стр. 114, Минск, 1992), «Эра-6» имеет разрешение 40/18 мм-1.

Близкое разрешение из отечественных светосильных объективов, производимых для розничной торговли, имели по заводскому паспорту два объектива: МС Волна — 4Н 50/1.4 (выпускался на заводе «Арсенал» — теперь производится под маркой ARSAT 50/1.4) и чрезвычайно редкий МС Волна-8Н 50/1.2 (ныне не производится). Разрешающая сила последнего определялась согласно ТУ как 40/25 мм-1.

В тестовый натюрморт были включены две штриховые миры вырезанные из старого справочника по фотографии. Одна располагалась ближе к центру, другая ближе к краю кадра (рис. 3). На пленке Fuji Superia 100 объектив дал разрешение по всему «полю» кадра на полной дырке — верные 35 пар линий на мм. Хорошо различимы тонкие волоски песцовой шапки, даже по самому верхнему краю кадра, и другие мелкие детали. Впечатление такое, что разрешение больше 35 пар, а поле миры с разрешением 40 пар лин/мм не удается различить лишь по причине крупного зерна (зерно при увеличении фотографии до размера 40 х 60 см достигает размера почти 1 мм в поперечнике, что, видимо, связано с недостаточно качественной проявкой, хотя выполненной и в процентре по цене более 30 руб).

Для тестирования я использовал легкий штатив Velbon-2000, а не оптическую скамью весом 100 кг. К тому же я просто прислонил миры к корешку книжки и их плоскости не были перпендикулярны оптической оси Эра-6 1.5/50, а составляли угол около 80-85 градусов. То есть, реальное значение разрешения, проведённое по стандартной методике, было бы ещё выше.

Эра-6

Практическая съемка показала очень хорошую резкость как при съемке с небольшими значениями диафрагмы (f=2.8), так и с полностью открытой диафрагмой. Съёмка в неблагоприятных световых условиях (очень пасмурная погода, в темном углу двора, из низких чёрных туч начинало моросить) на цветную негативную пленку 100 ед. с выдержкой 1/60 и f=2.8 дала прекрасно деталированные, резкие, контрастные изображения: при ручной печати с негативов, были напечатаны фотографии размером 40 х 60 см. Ощущался запас по резкости, который должен был позволить с этих негативов осуществить качественную печать форматом 50 х 75 см. Но фокус состоит в том, что объектив, как ни странно, позволил воспроизвести изображение, которое по качеству намного превосходило визуальное восприятие снимаемых объектов.

С кадра, снятого при диафрагме 2.8, при увеличении до формата 15 х 22 см, деталей различимо больше, чем на фотографии снятой пентаконовским «Pancolar» 50/1.8 при диафрагме 3.5. При увеличении кадров снятых с открытой диафрагмой до размера 20 х 30 см резкость предметов находящихся в плоскости наводки на резкость высокая, а контраст изображения хороший.

Но качество изображения, создаваемого объективом, определяется не только его разрешающей способностью.

Дисторсия. Дисторсия у объектива бочечная и весьма изрядная для полтинника. При съёмке с дистанции около 5 м дисторсия по короткой стороне кадра составляет около 1.1% (в «угловом», или «синусном» значении — 2.2%, см. «ФОТО курьер», №№25-26 за 2001 г., стр. 1 11). Угол дисторсии, на который отклоняется направление прямой линии по периферии кадра, составляет около 0°17’. «Бочка» по длинной стороне кадра ощутимее и составляет 2.8- 2.9% («угловая величина» 5.6 — 5.8%). Угол отклонения прямой линии составляет 1°40’. Такая дисторсия уже портит архитектурные сюжеты. Для репродукционной съемки этот объектив тоже малопригоден.

Для «Эры-6» величина дисторсии при съемке с минимальной дистанции 50 см составляет 2.9% (в «угловом» значении — 5.8%). Дисторсия хуже, чем у некоторых зумов 28-70 на позиции 28 мм. И это критично при съемке, где важна верность передачи пропорций и линий. Но такая особенность ограничивает выбор сюжетов для съёмки. Для сравнения: МС Зенитар 50/1.9 при наводке на 50 см дает дисторсию не намного меньшую. Но значительная дисторсия это ещё не приговор. Дисторсия у Планаров-«штатников» меньше. Она больше, чем у «штатников» Minolta, Nikkor и Pentax (см. журнал «Popular Photography» vol. 98, № 5, 1991 и vol. 98, №9, 1991). Большая дисторсия объективов не значит, что они хуже. Просто репродукции с небольших оригиналов, нужно снимать макрообъективами.

Далее


Переходники для фотоаппаратов и объективов

Иногда я покупаю фототехнику СССР и не только. Свое предложение можете написать мне. Помочь проекту: 5469 1200 1062 4624. Комментарии можно оставлять без регистрации и смс

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.