Sony (1945)

История компании Sony начинается в далеком послевоенном 1946 году, когда Япония уже капитулировала, и началось мирное становление нынешней высокотехнологичной державы.

Осторожно, много букв! (вместо введения)

Два японца, Масару Ибука (1908-1997) и Акио Морита (1921-1999) встретились после войны, благодаря одной из публикаций в газете Масару, в которой он упоминал имя Акио. Встретившись, Масару Ибука предложил Акио заняться тем, чем занимались до войны, но уже в более мирном русле. Ибука и Акио были военными инженерами.

В 1945 Ибука и его команда основали «Токийскую телекоммуникационную компанию» (Totsuko), в состав ее вошло оборудование и сотрудники завода на котором работал Масару во время войны. Новая компания располагалась в едва пережившем войну здании универмага, который закрылся только в 1999 году. Поначалу у них не было практически ничего — часть недостающего оборудования (в том числе перобразователи, мини-электростанции, подручные средства и инструменты) производилась «на коленке». Уставной капитал по нынешним меркам был небольшой, 87500 йен, в эту сумму входили пожертвования родителей Масару, у которых бизнес по производству сакэ пришел в упадок. Так как средств на существование у компании особо не было, нужно было что-то предпринимать. В послевоенной Японии царил информационный (на ряду с традиционным) голод, и первое, что произвела компания — это дополнение к старым приемникам, которое позволяло принимать радио в недоступном ранее им диапазоне (те приемники, которые оставались, были коротковолновыми, и отключались полицией во избежание пропаганды). Спрос на радиоприемники и данное устройство повысился на столько, что об этом даже написали в колонке одной из газет, благодаря чему, собственно, основатели Sony и встретились.

Параллельно выпуску радио, для нужд населения компания Масару Ибука работали над рисоваркой. Устройство было довольно примитивным, и потребляло много электроэнергии, но тем не менее, было востребовано, так как аналога на то время не имелось. Рисоварка представляла собой деревянное ведерко с установленными на ее дне алюминиевыми электродами. Благодаря тому, что в Японии военные заводы перестали функционировать, была возможность использования этого излишка электроэнергии данными устройствами. В общем, по тем временам, потребительские качества у получившейся электрорисоварки были очень даже выдающимися. Правда, Ибука не устраивало качество выпускаемого продукта, — рис получался то недоварен, то переварен, и поэтому, на черном рынке была куплена электрическая плита, которую после исследования запустили в производство. В то же время, в компанию приходит товарищ Тачикава, дальний родственник Ибука, взявший на себя ответственность решения финансовых вопросов.

Далеко на рисоварках не уедешь. Компания взялась за производство вакуумных трубок и вольтметров, которые получались очень достойного качества, и были востребованы для научных целей правительственными учреждениями.

Неудача постигла компанию, когда команда занялась выпуском электрических грелок. Стремление Ибука согреть людей в зимние вечера было реализовано не очень удачно. Грелку нельзя было сворачивать, так как в ней использовалась нихромовая проволока, и, к тому же, могла выйти из строя, с превышением напряжения в электросети. На изделие было много жалоб, поэтому его сняли с продаж. В отличии от грелок, «диктофоны» у компании получались хорошо. Пользователи оценили качество этого продукта за чистый звук, записываемый устройством. Не смотря на то, что подобные вещи были запрещены в обиходе, компании без особого стеснения производили и продавали их.

Вскоре компания Ибука заключила крупный контракт с компанией NHK, и занялась восстановлением сети радиовещания. Этот проект был довольно сложным, так как было необходимо договариваться на правительственном уровне для поставки передатчиков — ведь передатчики похожего плана были только в распоряжении оборонного ведомства. В конце-концов, договоренности были достигнуты, но в то же время возникает вопрос о переезде основных производственных мощностей компании. Первый офис в униврмаге был очень мал, поэтому Ибука с основной частью оборудования компании и персоналом переместились на заводик к своему знакомому. Знакомый через некоторое время запаниковал, так как, скорее всего, боялся, что деятельность Ибука (а его сотрудники работали день и ночь) неблагополучно скажется на ограничениях собственного производства. После долгих поисков, Ибука и Морито, наконец, нашли и арендовали помещение склада компании Nippon Carburetor Co., Ltd., в котором корпорация Sony находится до сих пор. Склад был на столько огромен, что смог вместить всех сотрудников компании и все ее офисы в одном месте.

Магнитные дела Sony

Издавна Масару Ибука хотел создать для широкой общественности нечто, что могло бы принести огромную пользу. С этим возникали небольшие трудности — народные массы сами по себе имеют радикально отличающиеся от правительственных учреждений и корпораций, потребительские запросы. Работая над магнитной записью звука, Ибука не забывал об этом. Так как радио к тому времени было распространено уже практически повсеместно, идея выглядела очень неплохо, и в потребительском, и в бизнес-плане. В реализации помог сотрудник корпорации NEC, предоставив на растерзание проволочный магнитофон, использовавшийся в армейских частях Японии. Примерно в тоже время, друзья Морито из США прислали ему комплект магнитофона Вебстера, который использовал магнитную запись на проволоку из нержавеющей стали.

Здесь вы можете посмотреть афиши и рекламные буклеты аудиотехники 50-х годов. Один из сотрудников, работавший над магнитофоном у Ибука, был его учеником в университете Васэда. Когда он пришел на собеседование в компанию, в его резюме было написано «я умею делать коротковолновые приемники, усилители и ламповые генераторы». Имея специализацию машиностроение, человек вызвал небольшое замешательство, однако, скорее всего, из-за этого, и был принят на работу.

Во время изысканий по данным магнитофонам, Ибука уже слышал о том, что где-то уже изобрели пленочный катушечный магнитофон, и в один прекрасный день, находясь в штаб-квартире NHK, с которой компания продолжала сотрудничество, ему этот магнитофон показали.

Таким образом, проводной (на металлической проволоке) диктофон-магнитофон был забыт, и использованные наработки были направлены на исследования, касавшиеся записи звука на пленку. «Это то, что мы должны производить. Это имеет огромный потенциал,» — так Ибука высказался об увиденном. Для дальнейших исследований и производства понадобилась огромная сумма в триста тысяч йен, и товарищ Тачикава, будучи финансистом компании, был ошарашен подобным запросом. В последствии, Тачикава был убежден Ибукой, и раздобыл средства.

Инженеры тем временем, искали способы нанесения магнитного порошка на ленту. В одной статье они обнаружили пару реагентов, которые можно было применить в своих целях, и направились на их поиски.  Первый необходимый для исследований порошок был получен путем обжарки тех самых реагентов на сковороде. В дальнейшем выяснилось, что такой крупный порошок не подходит для воспроизведения звука, и Морито отправился на поиски возможности измельчить его до состояния пыли. Как говорится, «кто ищет-тот найдет». Подходящее решение, в конце-концов, было обнаружено, и инженеры приступили к проектированию и сборке прототипов. Прежде, чем в свет появился первый бобинный магнитофон Totsuko, было собрано несколько прототипов. Все внедренные в них решения были воплощены в последствии, в серийном магнитофоне Type-G.

Вместе с ним была представлена магнитная лента Soni-tape, и зарегистрирован товарный знак Tapecorder. 15 марта 1950 года была опубликован анонс, который говорил о том, что скоро придет время продажи магнитофонов, на «говорящей бумаге» (первая лента была сделана из бумаги, покрытой ферритовой пылью). На все изыскания, с момента увиденного Ибукой магнитофона в NHK, ушел один год. Но устройсто из-за своей дороговизны не нашло применения. 50 штук, которые брал на перепродажу Масао Курахаши, выходец из богатой семьи, так и не смогли найти своего применения. Завод Ибука отпустил 50 единиц магнитофонов по цене 120000 йен, и, будучи выставленными на продажу за 168000, ни одной единицы не было продано. Сказалась дороговизна, габариты и вес (порядка 36 килограмм). Машина, кроме возгласов «ах, какое интересное устройство» даже среди богачей того времени, ничего больше не вызывала.

Норио Ога (знакомый Курахаши), будучи студентом Токийского национального университета изящных искусств и музыки, был знаком с некоторыми аспектами зарубежного производства магнитофонов, и настоял на встрече с Ибука на том, что данные устройства будут незаменимы в новой программе школьного обучения Японии. Несколько штук были проданы университетам, и показали неплохие результаты, по сравнению с другими аппаратами того времени. Годились они правда, только для записи разговорной речи. Ога подготовил список изменений характеристик и предложил его Ибука через Курахаши. Ибука с командой разработчиков пришел к выводу, что в конструкцию необходимо внести соответствующие изменения, чтобы улучшить качество магнитофона.

В то же время, Морито и Курахаши занялись (как сейчас можно выразиться) маркетинговыми исследованиями рынка. Выяснилось, что подобная техника была вполне востребована, но при уменьшенных габаритах, цене, и весе. В гостиничном номере, снятом специально для этих целей, и в полной изоляции от отвлекающих факторов, команда разработчиков во главе с инженером Кихара несколько дней обдумывали идею выпуска портативной версии Type-G. В результате на свет появилась модель Type-H.

Презентация звукозаписывающих устройств производилась под прикрытием «новой политики министерства образования Японии», которая придерживалась того, что необходимо использование аудио-визуальных устройств в школах и высших учебных заведениях. Курахаши передвигался по Японии, демонстрируя аппараты производства Totsuko, рассказывал о достоинствах применения аудиотехники в программах обучения. В ходе общения с учителями и преподавателями, Курахаши получил бесценную информацию по применению подобных устройств  на практике. На самом деле, если бы он просто ходил и просил купить звукозаписывающие устройства — никто ничего бы так и не купил. Это были первые уроки маркетинга для только начинающего развиваться бизнеса будущей компании Sony. Курахаши был назначен на пост в компании и отвечал за проведение просветительной работы с населением в школах и прочих учебных заведениях. Спрос на аудиоустройства, соответстенно, увеличился.

Выход на международных рынок компании был обусловлен тем, что какое-то время основным потребителем стала префектура в Японии, занимавшаяся добычей угля. Продажи шли на столько хорошо, что можно сказать, это был единственный постоянный источник дохода. Когда производство угля остановилось, спали продажи, и компанию ожидало банкротство. Чудом избежав подобной участи, Морито пришел к выводу, что подобная политика зависимости от отдельно взятой префектуры губительна, и предложил «зависеть от всего мира», чтобы в случае чего, не сокращать производство и не оказаться на уровне краха компании.

Следующий «маркетинговый» сюрприз ожидал компанию, когда подошла к концу лицензия на монополистический выпуск рекордеров. Поступила информация, что Матсушита Электрик собирается выпустить на рынок Японии свой катушечный рекордер. Однако, продажи Totsuko только возросли, и продолжали увеличиваться заказы на изготовление новой продукции. Руководство компании сделало вывод, что здоровая конкуренция никогда не помешает. Оборудование Totsuko имело более высокое качество, чем аналогичная продукция компании Матсушита. Благодаря этому, Морито сделал вывод, что рынки будут всегда стимулироваться появлением новых компаний, и монополия на самом деле губительна, и пока качество техники Totsuko находится на подобающем уровне, то им нечего бояться.

Далее…

Страницы: 1 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *